ikona
Тропарь
глас 4

Вознеслся еси во славе, Христе Боже наш, радость сотворивый учеником обетованием Святаго Духа, извещенным им бывшим благословением, яко Ты еси Сын Божий, Избавитель мира.

Кондак
глас 6

Еже о нас исполнив смотрение, и яже на земли соединив небесным, вознеслся еси во славе, Христе Боже наш, никакоже, отлучался, но пребывая неотступный, и вопия любящим Тя: Аз есмь с вами и никтоже на вы.

Уникальные мундиры

Журнал «Нижегородская старина»

Номер 10 за 2005 год

 

Уникальные мундиры в собрании Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника

 

 

  Фонды наших музеев хранят немало интереснейших, а, порой, и редчайших предметов. К сожалению, при поступлении в музейные собрания эти предметы порой неверно атрибутировались, что, естественно, значительно снижает их историческую и музейную ценность. С другой стороны, такая ситуация позволяет иногда сделать открытия в самих музейных фондах.

01Мундир 2

  В начале 2004 г., при просмотре картотеки музейного собрания НГИАМЗ в процессе подготовки выставки «Портретная галерея истории», автор статьи наткнулся на запись, сразу привлёкшую внимание. Под инвентарным номером ГОМ 553 числился «фрак морского ведомства». Описан он был в карточке следующим образом: «красного сукна, с чёрными бархатными обшлагами и высоким воротником, с вышитыми на них якорями, отвороты фалд белые, пуговицы желтого металла». Сразу же было ясно, что в определении данного предмета допущена ошибка, т. к. не только в Российском флоте, но и во флотах других стран никогда не существовало форменной одежды подобного покроя и расцветки. Единственным подходящим вариантом мог быть мундир кавалера ордена Святого Иоанна Иерусалимского, более известного как Мальтийский орден. 1

  Непосредственный осмотр мундира (см. илл. 1) подтвердил первоначальное предположение, тем более что его пуговицы имели характерное изображение так называемого Мальтийского креста (с раздвоенными лучами). Почему же существовала неверная атрибуция предмета? В карточке было отмечено, что данный мундир с конца XIX в. принадлежал к собранию Петровского исторического музея в Нижнем Новгороде. Изучение описи этого музея показало, что в его собрании, действительно, под № 963 числился «фрак из красного сукна с золотым шитьём, Морского ведомства». 2 Таким образом, ошибка в атрибуции была допущена ещё музейщиками того времени. Несомненно, причиной этой ошибки явились вышитые на воротнике и обшлагах мундира золотые якоря.

  Известно, что духовно-рыцарский католический орден Святого Иоанна Иерусалимского возник в Палестине в XII в., а с 1530 г. обосновался на острове Мальта в Средиземном море. Орден вёл активную борьбу с морским пиратством, обладал собственным флотом, что и стало причиной появления на его одеяниях морской символики. В России особый интерес к Мальтийскому ордену проявил император Павел I, надеявшийся с помощью мальтийцев утвердить в российском дворянстве рыцарский дух средневековья. После захвата Мальты в 1798 г. французами император Павел способствовал переносу резиденции ордена в Петербург и добился своего избрания великим магистром ордена. С этого момента начинается активное награждение знаками ордена Святого Иоанна Иерусалимского (Мальтийскими крестами) российских подданных. Появляются портреты таких кавалеров, есть они (например, портрет И. Л. Лазарева) и в собрании Нижегородского государственного художественного музея.

02Мундир 1

  Император Александр I не принял титула великого магистра Мальтийского ордена, но в первые годы его царствования деятельность ордена в России продолжалась. Именно в это время, а точнее в 1801 г., мундир кавалера ордена приобрёл тот вид, какой имеет мундир из нашего музея (фрачный покрой, высокий стоячий воротник). Есть сведения, что уже в 1802 г. основной цвет Мальтийского мундира был заменён на зелёный, поэтому мундир из собрания НГИАМЗ следует датировать именно 1801—1802 гг. Необходимо подчеркнуть, что мундира именно этого образца нет, насколько это известно специалистам, ни в музеях Москвы, ни Санкт-Петербурга. 3 Таким образом, данный мундир, по-видимому, является для музеев России уникальным.

  Обращает внимание, что по своим размерам мундир впору лишь подростку. Однако это вполне объяснимо, если вспомнить, что Павел I допустил принятие в Мальтийский орден дворянских сыновей, при условии уплаты в орденскую казну довольно крупной суммы, а также создание родовых командорств (при условии ежегодного отчисления в казну ордена 1/10 дохода с дворянского имения), в которых звание кавалера переходило по наследству. По-видимому, данный мундир принадлежал кому-то из подобных кавалеров, отпрыску одного из дворянских родов Нижегородской губернии. К сожалению, точно установить, кому принадлежал мундир, пока не удалось.

  Одновременно с ознакомлением с предыдущего мундира автор статьи осмотрел ещё один, числящийся в собрании НГИАМЗ под инвентарным номером ГОМ 889. В карточке он был записан как «фрак камергерский». Несомненно, причиной такой атрибуции послужило обильное золотое шитьё, украшающее воротник, борта, рукава и фалды данного одеяния. Однако, в отличие от красных обшлагов и воротника камергерского мундира, у данного экземпляра они зелёные с красной выпушкой, золотое шитьё имеет другой рисунок (волнистая тесьма, переплетённая цветочной гирляндой), а изображение двуглавого орла на золотых пуговицах окружено охотничьим рожком. Такую расцветку, шитьё и пуговицы имели только мундиры высших чинов Императорской охоты России. 4

  Шитьё по воротнику, бортам и обшлагам данного мундира идёт в 3 ряда, кроме того, имеется шитьё и по швам (см. илл. 2). Это означает, что перед нами парадный мундир обер-егермейстера (начальника Императорской охоты), а покрой позволяет отнести его к 1820-м—1830-м гг. Такой мундир также, насколько известно автору, является уникальным, а, возможно, и единственным сохранившимся.

  Поступил мундир в музей в 1919 г. из имения дворян Пашковых — села Ветошкино бывшего Сергачского уезда. Это даёт возможность определить, кому он принадлежал. Единственным обер-егермейстером из этого рода в 1820-е—1830-е гг. был Василий Александрович Пашков (1764—1834). С детских лет, по тогдашнему обычаю, он был записан в военную службу, служил в гвардии и центральном аппарате Военного ведомства. В 1810 г. В. А. Пашков оставил военную службу с чином генерал-майора, но вскоре был принят на придворную и с 1819 г. носил звание обер-егермейстера. Кроме того, с 1825 г. он возглавлял Департамент законов Государственного совета. 5

  Итак, изучение истории форменной одежды Российской Империи позволило сделать в фондах нашего музея неожиданные открытия, а сам музей «приобрёл» две весьма ценные исторические реликвии. Это ещё раз подтверждает необходимость знания музейными сотрудниками, всеми, кто интересуется историей Отечества, таких исторических дисциплин как униформология, геральдика, генеалогия и т. д.

 

Шавенков П. В.,

заведующий сектором истории края до ХХ в.

Отдела истории (НГИАМЗ)

 

 

1 Шепелёв Л. Е. Чиновный мир России XVIII — начала ХХ в. СПб., 1999. с. 336—337.

2 Опись предметам Петровского исторического музея в Нижнем Новгороде. Ниж. Новгород, 1896. с. 81.

3 Автор выражает благодарность за консультацию старшему научному сотруднику Отдела русской культуры Государственного Эрмитажа  С. А. Летину.

4 Шепелёв Л. Е. Указ. соч. с. 399— 405, 427—430.

5 Русский биографический словарь. Т. «Павел—Пётр». СПб., 1902. с. 438.

 
 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Создание сайтов, продвижение сайтов
Студия Level Up