ikona
Тропарь
глас 4

Вознеслся еси во славе, Христе Боже наш, радость сотворивый учеником обетованием Святаго Духа, извещенным им бывшим благословением, яко Ты еси Сын Божий, Избавитель мира.

Кондак
глас 6

Еже о нас исполнив смотрение, и яже на земли соединив небесным, вознеслся еси во славе, Христе Боже наш, никакоже, отлучался, но пребывая неотступный, и вопия любящим Тя: Аз есмь с вами и никтоже на вы.

Блаженный Аркадий

Журнал «Нижегородская старина»

Номер 11 за 2006 год

 

Блаженный Аркадий — оранский подвижник XIX столетия

 

 

01 

  Среди великого сонма угодников Божиих, прославленных Святой Православной Церковью, юродивые или блаженные ради Христа, выделяются, прежде всего, той высокой степенью самоотвержения, которому они следовали. Чтобы всецело «жить в Боге и для Бога» и ради спасения своих ближних они отрешались не только от мира и себя в мире, но и от всего лучшего, что есть в природе человека.

  Подвиг юродства во Христе — одни из труднейших и великих подвигов христианского служения, который принимали на себя особенные ревнители благочестия. Добровольно отказавшись не только от удобств и благ жизни земной, от родства самого близкого и кровного эти люди, прежде всего, отрекались от обычного употребления разума — принимая на себя вид безумного, а иногда и нравственного падшего человека, не знающего ни приличия, ни чувства стыда. При здравом уме, принять на себя вид безумного есть жертва великая.

  Эти подвижники, подобно древним пророкам, ревнителям славы Божией, не стеснялись говорить резкую правду сильным мира сего; своими словами или необычными поступками, то обличали сильных и властных, но несправедливых и забывающих правду Божию; то радовали и утешали людей благочестивых и богобоязненных. Своими необычными поступками могли возвращать на путь спасения христиан погибающих в общественном мнении. Обладая дар прозорливости и предсказания будущего, своими молитвами избавляли людей от грозивших им бедствий, либо отвращали от них гнев Божий.

  Живя в обществе, или даже среди монашествующих, эти люди были не менее одиноки, чем живущие в пустыне. Их души исполненные высокими мыслями, святыми чувствами, с обетом юродства до конца жизни практически всегда были закрыты для окружающих. При таком исключительном образе жизни, не каждому их них случалось в течение своего жизненного пути найти человека, которому можно было бы открыть свой внутренний мир, обменяться мыслями и чувствами, обнаружив тем самым свое истинное состояние.

  Не всегда среди своих современников юродивые считались за носителей Божьей благодати. Нередко, что в миру они подвергались гонениям и были презираемы. Но проходят годы, и Святая Церковь, прославляет юродивых, представляя их в пример истинной веры и благочестия, ублажая их как последователей заповеди о нищете духовной, и как истинных ревнителей духовной мудрости.

  Среди подвижников Нижегородской епархии есть те, чьи имена сегодня в Церкви поминаются и возносятся, как блаженных ради Христа. Свидетельства о жизни юродивых весьма скупы и обрывочны, и только когда изустные предания кем-либо фиксировались в рукописях, возможно, соприкоснуться и узнать об их подвигах.

02 

   В архивных материалах Оранского монастыря сохранились документы, рассказывающие о жизни блаженного Аркадия — насельника подвизавшегося в этой обители в середине XIX столетия. Данные документы имеют такое название: «Дело Оранского Богородицкого монастыря заключающее в себя биографические сведения чудесных предсказаний подвизавшегося в Оранской обители послушника Андрея, в рясофорном пострижении блаженного Аркадия» — автором этой рукописи являлся архимандрит Аркадий (Антуфьев), которые многие годы был наместником монастыря, и собирал различные факты и сведения для составления монастырской летописи.

 Начинается его рукопись такими словами: «Сей приснопамятный раб Христов — блаженный Андрей Макарович — был сыном диакона и поступил в монастырь при игумене Германе; Послушание проходил должность канонарха и ходил по ходам с Чудотворной Иконою. Принял рясофор с именем Аркадия…». 1 Его родиной архимандрит Аркадий сначала называет Семеновский уезд, а затем со слов братии монастыря (иеромонаха Иннокентия) запишет: «Андрей Макарович был сын диакона села Городца, который скончался в Оранском монастыре в сане иеромонаха Мардария. Брат родной Андрея Макаровича был в Балахне становым приставом». 2

  Согласно спискам братии монастыря в период управления им архимандритом Германом, а именно за 1837 год, нам удалось обнаружить нижеследующую запись: «Андрей Макарович Пеликанов, Балахнинской округи с. Суховатова диаконский сын. Поступил в число послушников по Указу Духовной Консистории от 25 октября в 1834 году, 25 лет; числится за штатом, поведения кроткого [послушание — авт.] канонархом и в ходу с чудотворным образом». 3 А уже в документах за последующие два года, в списках братии про него говорится, что он: «Указной послушник по исключении из Семинарии по прошению своему определен в число послушников сего монастыря, сын находящегося в Братстве сего монастыря диакона Макара Васильева, по причине продолжавшейся с ним болезни помешательства в разсудке послушания никакого не исправляет». 4 Из этих же документов следует, что отец послушника Андрея — дьякон Макар Васильевич Пеликанов проживал в Оранках с 1833 года, а его дед был пономарем.

03 

   Такие же краткие, но весьма красноречивые сведения повторяются и в документах за 1839 год, но в дальнейшем имя Андрея Пеликанова, в рясофорном постриге Аркадия, среди братии монастыря и вовсе не упоминается. Очевидно что, он был официально исключен из числа монастырских насельников, но при этом всю свою дальнейшую жизнь продолжал нести подвиг юродства в Оранской обители. «Перемена жизни его из умного и воздержанного, на жизнь и подвиг юродства, по рассказам братии, избрана им самим по следующему случаю: Однажды он послан был на послушание с Чудотворною иконою в Павловский ход. Там одна девица с легким поведением увлеклась его симпатичной наружностью, и склоняла его к нарушению его целомудрия. Отец Аркадий отказал ей на отрез в ее низком пожелании, но увлекшаяся ходила за ним и употребляла всевозможные меры к достижению своего желания. И вот отец Аркадий, делает ей последний ответ, как человек безумный и сумасшедший. И с этого времени являет себя блаженным, приняв на себя добровольно подвиг юродства». 5

  На самом же деле, по уверению братии, инок Аркадий не был сумасшедшим, и с некоторыми из них искренно расположенных к нему, говорил наедине в келиях откровенно и умно. Однако с доверием к его истинно-принятому на себя юродству многие стали относиться лишь в последние годы жизни блаженного.

  Инок Аркадий прожил в монастыре, с момента признания его болящим, около тридцати лет, но при этом он никогда не имел собственной келии. Летом блаженный ночевал где-нибудь вместе с собаками, или на монастырском дворе, а зимой чаще всего обитал в двух коридорах, либо в гостином корпусе монастыря, или же на первом этаже настоятельского корпуса.

  Постоянно проходя из конца в конец по этим коридорам, он все время произносил какие либо молитвы и, дойдя до конца коридора, падал на колени и троекратно бился головой об пол со словами: «Раз, два, три — как бы во имя Пресвятой Троицы». 6 Отчего на лбу у него всегда была в виде мозоли большая шишка. На полу в конце коридора на местах где он падал на колени, со временем, образовывались глубокие выемки, (от ног, колен, рук и головы) своеобразные знаки, явно изображавшие при этом крест.

04 

   Такие молитвенные хождения по коридорам отца Аркадия продолжались целыми ночами. Все окружающие удивлялись, когда только он спал, не давая себе никогда покоя. «Часто блаженный бил себя по бокам кулаками и по щекам ладонями с обеих сторон приговаривая какие-то слова, вроде как — Выходи! Выходи!». 7 Днем чаще всего можно было видеть, как он ходит по монастырю и собирает разные щепки и палочки. При этом посещение храма Божия им соблюдалось истово и фактически ежедневно. К каждой службе он всегда являлся в церковь первым и выходил из нее последним.

  Одежду блаженный Аркадий носил всегда худую и ветхую, чтобы отобрать ее для замены, хотя бы на поношенную, стоило больших усилий и трудов. И летом и зимой он ходил в одном кафтане и кожаных сапогах, а голову свою и вовсе никогда не покрывал. Так же не любил он ходить в баню, не наблюдал за собой особой опрятности и чистоты. С виду по воспоминаниям Оранских старожил, это был старец высокого роста, с большою бородою с сединами, но при этом носил стриженые волосы.

  Вокруг него постоянно собирались многочисленные паломники, прося наставления и молитв. С некоторыми он разговаривал, а кому-то не желал говорить ни слова, не смотря на все их старания.

  В обращении с кем бы то ни было, подвижник не был особенно деликатен, зачастую был даже невежлив. Зато в ряде случаев при обращении и разговорах с ним проявлялась великая прозорливость будущего, вследствие чего, в монастырь даже после его кончины приезжали многие почитатели. Свидетельства некоторых из них, а так же братии монастыря и жителей села Оранки и были документально зафиксированы архимандритом Аркадием.

  Так, крестьянка села Лыскова Агриппина Евгеньевна Бушуева (урожденная Уставщикова), о блаженном Аркадии, проживающем в числе братии Оранского монастыря, и про его прозорливость рассказывала нижеследующее: «Братья ее со своею матерью Надеждой Наумовной Уставщиковой были в Оранской обители и остановились в монастырской гостинице: Павел -18 лет и Тимофей — 15 лет, …во время отдыха после пути». 8 Младший брат жаловался на усталость ног, а блаженный в то время лежал в коридоре под лавкой. Когда же Тимофей уснул, Аркадий подошел к братьям Уставщиковым и сказал: «Монах спит, а купец сидит». 9 Эти слова он произнес трижды. Потом, обратившись к Павлу, сказал, чтобы тот перешел на другое место, отмерив в сторону около двух сажень, а Тимофею Уставщикову говорил: «Не ленился бы, не устали бы ноги».

  Предсказание старшему брату вскоре сбылось. Из села Суроватихи, где он в то время жил, родственники его пригласили для помощи в торговли в богатое село Лысково. В дальнейшем Павел Уставщиков стал торговать самостоятельно и зажил хорошо, имея собственный каменный дом. Предсказание же Тимофею Уставщикову исполнилось следующим образом. Он поступил послушником в Оранский монастырь, где, проживши около года, решил сходить в село Лысково, чтобы проводить брата Павла на военную службу. Покидая обитель, Тимофей встретил блаженного Аркадия, и обратился к нему за благословением: «Благослови, отец Аркадий, помоги провожать брата в солдаты». На что старец сказал ему: «Почесав прежде свой лоб». Так оно вскоре и случилось. Павел остался торговать, а Тимофея взяли на военную службу. После вернувшись со службы он стал жить вместе со своим братом в Лыскове и заниматься своим делом.

  Все той же Агрипинной Бушуевой был рассказан еще один факт прозорливости блаженного Аркадия: «По выходе моем в замужество, — говорила она, — мне очень нелегко было жить в большом семействе. Однажды, будучи на богомолье в Оранском монастыре, я обратилась к блаженному с вопросом: „Отделят ли нас с мужем из его семьи или нет?“. На что блаженный сказал: „Поживешь, поживешь долго“. И вот действительно, пришлось прожить в семье 13 лет и потом уже с год только как мы живем в разделе». 10

  Одной знатной нижегородской особе отец Аркадий предсказал перемену обстоятельств в ее жизни, которая сбылась в точности. Памятуя об этом, женщина ежегодно присылала чай и сахар в монастырь на имя «гостинника» иеромонаха Никона (Лаврова) для выдачи их по надобности блаженному, т. к. у него самого не было своей кельи, и он не имел совершенно ни какого имущества. Если же отец Аркадий получал большое количество гостинцев — чаю и сахару, то сразу же по обычаю раздавал их, кому попало.

  Иногда посетители давали отцу Аркадию деньги или другие предметы, которые если он и принимал, то так же немедля раздавал деревенским детям или прохожим. Бывало и так, что если он и брал подаяние, то затем всё бросал с обличением подающего человека, в его н еискренности и отходил в сторону.

 Неискренность и недовольство по отношению к блаженному со стороны братии монастыря так же обличались им неоднократно. Как-то раз пришел он к монаху Авраамию пить чай, тот, по-видимому, радушно пригласил его. Но сахару у инока Авраамия оказалось только два куска, и тогда блаженный вместо того, чтобы пользоваться им пополам с хозяином, взял оба куска из сахарницы и положил в свой стакан с чаем. Отец Авраамий не сказал ему ни слова, но в душе пожалел сахару, и то, что самому пришлось пить чай без него. Аркадий, выпив стакан, поблагодарил и ушел. Когда же на следующий день отец Авраамий, встретив старца, вновь стал приглашать его к себе на чай, то последний ответил: «Нет, не пойду. Тебе сахару жаль». Еще одному из иеромонахов, у которого был больной желудок, отец Аркадий показывая на него как бы для обличения чревоугодия говорил: «Черт, в брюхе то у тебя сидит».

  Рассказывали о блаженном Аркадии и такой случай. Одна женщина легкого поведения, посетившая обитель во время Оранской ярмарки, после крестного хода пожелала исповедаться отцу Аркадию, и спросила его о поведение своего мужа. На что, блаженный при народе обличил ее, сказав: «Муж твой дома, а ты распутная».

  Предвещал Оранский юродивый неоднократно и близкую кончину людей. Однажды, после братского ужина, он пришел есть в пекарню. Пекарь, послушник Николай Куликов встретил его с бранью, что он после времени идет ужинать, а отец Аркадий как бы возражая на ругань, стал говорить: «Умрешь, умрешь несчастной смертью». Что и сбылось впоследствии в точности. Из хорошего послушника этот Николай Куликов «сбился в поведении» и, дожив до первой седмицы Великого поста, скончался в страшных мучениях.

  Монах Питирим (в миру Петр Пашин) поступал в Оранскую обитель дважды. Придя в первый раз при архимандрите Феофилакте, он тайно ушел из родительского дома и, явившись к наместнику, на вопрос — живы ли его родители — убоялся сказать правду и солгал, говоря, что он совершенно одинок и родители его умерли. Живя в монастыре, однажды послушник Петр Пашин по приглашению пришел в келью к монаху Алимпию. Во время чаепития к ним зашел блаженный Аркадий, его стали приглашать к столу, а он, обращаясь к Петру, сказал: «Ты лжец, обманул родителей, обманул архимандрита, поступил сюда» — и другие подобные упреки. На что Пашин так смутился этим обличительным словам старца, что взял свои документы и ушел из монастыря к себе на родину. Лишь спустя годы, когда родители его скончались, он вторично пришел в Оранки и поступил в монастырь, приняв постриг, с именем Питирим.

  Благочинный монастыря иеромонах Маркелин и другие насельники роптали на блаженного, что он не исполняет христианского долга исповеди и Святого причастия, а потому говорили о нем как о безумце и не наследнике Царствия Божия, но в последствии оказалось, что это не так. Отец Аркадий, скрывая от взоров людских свои помыслы и деяния, умел скрывать и исполнение этого спасительного долга.

  Несколько раз в году, и обязательно в великий пост он исчезал из монастыря, и ни кто не знал, куда и зачем он уходит. Но, в последствии выяснилось, что он ходил за несколько километров от монастыря, в село Спирино где исповедовался и причащался Святых Даров, что и засвидетельствовал после его кончины старец — священник из Спиринской церкви.

  Когда же иеромонах Маркелин захворал, то «вдруг приходит к кельи блаженный, взял щепку и начал ее хоронить напротив его окошка, приговаривая: »Пора, пора, будит — пожил«. И взойдя в келью, где лежал больной сказал: »Пора тебе домой — и сам ушел«. 11 Услышав эти слова, иеромонах Маркелин позвал своих послушников и стал с ними прощаться и благословлять каждого — кого иконкой, а кого четками, и на следующий день скончался.

  Предвещал и предсказал отец Аркадий и свою собственную кончину, при следующих обстоятельствах. Один крестьянин из деревни Оранки некий Аггей Марахов, имевший к его прозорливости великую веру, пришел в монастырь навестить блаженного. Увидев его, старец говорил: »Пора тебе, пора домой, собирайся скорее, а через неделю и я приду к тебе«. Данное предсказание удивительно точно сбылось. Аггей Марахов твердо поверив в смысл слов старца, немедля по христиански стал готовиться к исходу в загробную жизнь и вскоре скончался. А ровно через неделю после его смерти скончался и отец Аркадий. За три дня до своей кончины блаженный захворал, у него разболелся желудок, придя в пекарню, он говорил пекарю — послушнику Уляхину: »Нездоровится, брюхо у меня болит«. На что тот ему отвечал советом полежать на печи, куда старец имел обыкновение ложиться, в случае если зимой вдруг хворал. Отец Аркадий залез на печь и, сильно разболевшись, через три дня на той печке скончался. 12

  Незавидно относились к нему братия монастыря, и даже наместники обители при его жизни. Так же отнеслись они и к кончине этого подвижника. Не облачили его в должную иноческую одежду — рясу и клобук, в которые Андрей Макарович Пеликанов был пострижен, а одели лишь в подрясник, и похоронили на монастырском кладбище. Отпевание блаженного Аркадия было совершено соборно, в присутствии всей братии, при чем поминали его имя как «послушника Андрея». Могилка его находилась напротив юго-восточного угла монастырской Рождественской церкви, и была ознаменована большим деревянным черным крестом с надписью. До революции многие благочестивые нижегородцы помнили об Оранском юродивом, и кто-то из них возложил на его могильный крест металлический веночек.

  К сожалению, в памятных записках архимандрита Аркадия (Антуфьева) на основе которых и составлено это жизнеописание блаженного, не указаны точные годы жизни подвижника. Из ранее приведенных нами послужных списков братии монастыря, достоверно известно только то, что в 1837 году послушнику Андрею Макаровичу Пеликанову было 25 лет. Таким образом, родился он в 1812 году, а указание в записках архимандрита на то, что блаженный прожил в Оранском монастыре порядка тридцати лет, дает основание предположить, что скончался этот старец примерно в 1864 году.

  Примечательно, но архивные материалы Оранской обители сохранили так же еще одно имя блаженного подвизавшегося в Нижегородской епархии. Это некий блаженный «Мишенька» — Михаил Бидарев, который в середине XIX века проживал в доме на нижегородском подворье Оранского монастыря. 13

  Его попечителем долгие годы являлся Андрей Илларионович Виноградов, коллежский Советник, оставивший по завещанию для монастыря в Нижнем Новгороде дом, который служил подворьем для Оранских иноков. Умер блаженный Мишенька на этом подворье, а погребен был на Петропавловском кладбище, рядом с могилой благодетеля Андрея Виноградова.

  Когда в 1856 году скончался архимандрит Герман, строитель Оранского монастыря, то после его кончины блаженный Мишенька приходил в обитель на его могилу, у алтаря Владимирского собора и всем приходящим говорил: «Вот здесь лежит великий чиновник. Это лежит полковник-генерал. Это светильник мира. Хотя он теперь и сокрыт под спуд на время, но впоследствии этот прах будет сиять великими удивительными чудесами. Из под сего камня истечет источник исцелений и разливаться будет по всей „подсолнечной“. Мы счастливы что удостоились сидеть у гроба такого великого старца и Божия угодника». Он часто лобызал плиту и камни и других заставлял и говорил: «лобызайте, лобызайте, тут лежит духовное сокровище».

  Сегодня, когда некрополь Оранского монастыря полностью уничтожен и не осталось среди нижегородцев тех, кто бы мог помнить о юродивом отце Аркадии, о блаженном Михаиле Бидареве и архимандрите Германе эти скромные сведения позволят всем благочестивым христианам помянуть их в своих молитвах Оранского подвижника.

 

Дёгтева О. В.

Примечания

1 ГУ ЦАНО ф. 588, оп. 1, д. 443, л. 4-а;

2 Там же, л. 8;

3 ГУ ЦАНО ф. 588, оп. 1, д. 43, л. 6-об;

4 Там же, л. 28-об; 29;

5 ГУ ЦАНО ф. 588, оп. 1, д. 443, л. 6;

6 Там же.

7 ГУ ЦАНО ф. 588, оп. 1, д. 443, л. 4б.-об;

8 Там же, л. 5;

9 Там же;

10 Там же, л. 6;

11 Там же, л. 6-об;

12 Там же, л. 7-об;

13 ГУ ЦАНО ф. 588, оп. 1, д. 445, лл. 54-55.

 
 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Создание сайтов, продвижение сайтов
Студия Level Up