ikona
Тропарь
глас 4

Вознеслся еси во славе, Христе Боже наш, радость сотворивый учеником обетованием Святаго Духа, извещенным им бывшим благословением, яко Ты еси Сын Божий, Избавитель мира.

Кондак
глас 6

Еже о нас исполнив смотрение, и яже на земли соединив небесным, вознеслся еси во славе, Христе Боже наш, никакоже, отлучался, но пребывая неотступный, и вопия любящим Тя: Аз есмь с вами и никтоже на вы.

Из истории села Оранки

Журнал «Нижегородская старина»

Номер 11 за 2006 год

 

Из истории лагеря военнопленных села Оранки, Богородского района, Нижегородской области

 

 

01Так выглядел Оранский монастырь в военные годы

   Практически нет ни одного города, ни одного села, ни одной семьи, которая бы не испытала на себе все горести Великой Отечественной войны. Село Оранки, расположенное в те годы в тылу, — верное тому подтверждение: его жители все, от мала до велика, встали на защиту своей Родины.

 Во время войны лучшие, основные кадры колхозников-мужчин ушли на фронт. Вся тяжесть работы в колхозе легла на плечи женщин, стариков и подростков. Война перевернула беззаботную, мирную жизнь местных мальчишек и девчонок.

  Одной из памятных страниц нашего села, связанных с военными годами, было создание лагеря для немецких солдат и офицеров, взятых в плен во время военных действий.

02 

 

   В 1942 году по распоряжению органов НКВД в селе Оранки был открыт лагерь для военнопленных. Лагерь как секретный объект получил официальное название «Оранки-74» и расположился на территории бывшего Оранского Богородицкого монастыря.

  Первые военнопленные, прибывшие в лагерь, были немцы, финны, венгры и румыны. Жители Оранок из нижегородцев первыми увидели результат победного наступления наших войск, о котором другие слышали лишь по радио.

03 

  Эшелоны с пленными прибывали по железной дороге на станцию Шониха. Многие старожилы и по сей день вспоминают события 1943 года, когда ожидался состав с военнопленными румынами, вывезенными из Сталинграда.

  Председатель колхоза послал местных мальчишек на санях встретить и довести больных и слабых пленных до лагеря. Ребятам пришлось ожидать состав почти сутки. А когда он прибыл, и конвой раздвинул двери, оттуда стали выпадать и выпрыгивать истощенные солдаты. Некоторые бросались на снег и со страшной жадностью засовывали его себе в рот. Оказывается, на все время пути (2 недели), по словам конвоя, запасов пищи и воды не хватило, и пришлось даже в люки на крыше вагонов сыпать из мешков зерно: кукурузу и пшеницу.

04Партия военнопленных, прибывших в Оранский лагерь

  Увидев происходящее и растерявшись, оранские дети не знали, кого брать в сани, настолько пленные все были одинаково истощены. Они сажали в сани столько людей, сколько могла увезти каждая лошадь, и мчались до села во весь опор через лес самой короткой дорогой.

  Основная масса военнопленных шла пешком через поле в сопровождении конвоя, так как боялись побега пленных. Шинели на них были летние и ветхие, а на ногах рваная летняя обувь, у многих на головах были пилотки.

  Сначала пленных повели в баню. И вдруг вместо того, чтобы воспрянуть духом, они все начали падать на колени и о чем-то умолять охрану. Оказывается, солдаты просили пощады, думая, что их отправляют в газовую камеру.

05В лагерной санчасти. Фото 1940-х годов.

  С этого эшелона и началась в Оранках лагерная жизнь. У местного населения не было хлеба, и крестьяне голодали, а обитателям лагеря по норме ежедневно полагалось 400 граммов хлеба, так как вопросы их содержания были регламентированы отдельными положениями Женевской конвенции 1929 года. Согласно этой конвенции, иностранные военнопленные должны находиться вне зоны военных действий, бесплатно содержаться, обеспечиваться необходимым питанием, одеждой, медицинской помощью. Кроме этого они должны были пользоваться правом переписки с родственниками.

06 

   После составов с румынами прибыло много немцев, австрийцев, французов, итальянцев, венгров, финнов, испанцев и бельгийцев. Вначале пленные умирали в огромных количествах — десятками и даже сотнями. Большинство прибывших было обморожено, еще во время боев под Сталинградом. В Оранский лагерь они попадали еле живые, с гангреной. В лагерной больнице медики проводили многочисленные операции по ампутированию конечностей. Лагерное начальство разрешало пленным врачам попытаться спасти других военнопленных.

  Общий режим в лагере был щадящим. Это не те германские концлагеря, где человеческие жизни прерывались всеми возможными способами. Многие оранские старожилы вспоминают, что большинство сельчан на пленных зла не держали. Чем больше их находилось здесь в лагере, тем меньше оставалось солдат на войне. Так, по крайней мере, им казалось.

07 

   Немцы, заключённые в монастыре, оказались в основном высокопоставленными военными чинами. Здесь находился почти в полном составе штаб командующего шестой армии вермахта — генерал-фельдмаршала Фридриха фон Паулюса. На короткое время в Оранки был привезен даже сам генерал Паулюс, но в дальнейшем его этапировали в другой лагерь для военнопленных, в город Красногорск.

  На территории лагеря, в самом большом его здании — бывшем главном монастырском Владимирском соборе, — были установлены в пять ярусов металлические кровати. Заключенные взбирались на верхние ярусы по специальной лестнице. Однажды часть этих нар рухнула, но никто из пленных серьёзно не пострадал.

  Заключённые офицеры в лагере не работали, а занимались лишь благоустройством территории: посыпали жёлтым песочком дорожки, строили беседки, высаживали цветы на клумбы. Оформленные пленными цветники и по сей день вспоминают старожилы села Оранок.

08Группа военнопленных. Фото 1940-х годов.

 

  Среди военнопленных были представители самых различных мирных профессий: прекрасные портные и сапожники, художники и музыканты, врачи. В свободное время обитателям лагеря разрешалось заниматься резьбой по дереву. Военнопленные изготавливали детские игрушки, санки, шкатулки, маслобойки, этажерки и другие предметы. Для этой цели они организовали в лагере специальную мастерскую. У жителей Оранок в домах до сих пор хранятся несколько картин, нарисованных пленными, и деревянные скульптурки, вырезанные из дерева.

 

09В лагерной санчасти. Фото 1940-х годов.

 В Оранском лагере никаким пыткам пленные не подвергались. Охранники — офицеры и солдаты НКВД — обращались с ними терпимо и уважительно. Как, впрочем, и военнопленные с сотрудниками лагеря и его руководством. Для лучшего общения с пленными в Оранки была прислана специальная группа переводчиков, которая работала в лагере. Спустя время многие из заключённых, для поддержания разговора, сами выучили необходимые им фразы по-русски.

  Между собой военноиленные жили дружно. Несмотря на то, что все они были разных национальностей и различных вероисповеданий, старались всегда держаться вместе. Многие из них были очень музыкальными и играли на самодельных инструментах — губных гармошках, гитарах. Кстати, иногда руководство лагеря разрешало им устраивать концерты.

10 

  С каждым месяцем количество военнопленных в лагере увеличивалось. На территории бывшего Оранского монастыря уже не могли разместить всех пленных. Было принято решение выстроить еще один лагерь за пределами монастыря, который располложился в нескольких километрах от села в местности под названием «Монастырка». По разным оценкам всего в лагере Оранки-74 насчитывалось порядка 12 тысяч человек.

  Новый лагерь состоял из земляных бараков. В чистом поле военнопленные румыны сами себе копали землянки, сверху покрывая их бревнами, и так зимовали.

  Всего было примерно 36 землянок по 120 человек в каждой.

11 

  Территория нового лагеря была огорожена колючей проволокой в 3 ряда высотой около 6 метров. Между ограждениями бегали собаки, а на вышках находились охранники.

  Основным занятием рядовых военнопленных была заготовка леса, но иногда они помогали колхозникам убирать урожай. Пленные старались благоустроить свою территорию, на которой помимо жилых землянок-бараков были выстроены ещё и землянки — столовые, душевые и клуб, в котором пленные устраивали концерты, ставили спектакли. Так же заключёнными был вырыт колодец и обустроено футбольное поле.

  Как вспоминают бывшие работники лагеря, военнопленные полностью обслуживали себя: готовили пищу, стирали, шили одежду, оказывали медицинскую помощь.

  Интересная деталь — у пленных всегда имелось достаточное количество хлеба, а у местных жителей его не было вовсе. Зато колхозники имели в своих личных хозяйствах молочно-мясные продукты и яйца. Происходил своеобразный тайный обмен. Немцы хлеб выносили, пряча его под одеждой.

12 

  Иногда в Оранском лагере случались побеги. «В 1942-43 годах пленных грела мысль о том, что Германия всё-таки победит в войне», — вспоминает бывшая медсестра лагеря Антонина Васильевна Зайцева. — «Они, конечно, не слишком-то выражали свои чувства, когда узнавали об очередном поражении советских войск — в плену всё-таки находились. Но когда, например, пришло известие о том, что Германская авиация бомбила Горький, несколько узников пытались бежать. Через пару дней их, конечно же, поймали в деревне Вязовцы, но не расстреляли, а вернули обратно в лагерь».

13 

  Пленные жили не только в монастыре и в лагере на «Монастырке», но и в главном здании бывшего монастырского Успенского скита, которое в довоенное время использовалось как дача для детского дома. В период с 1943 по 1948 год этот двухэтажный корпус заняли для лагерных нужд, где разместили военнопленных из высшего командного состава. От леса заключённые были отделены колючей проволокой в 4 ряда. Каждый ряд находился друг от друга на расстоянии полутора метров, и земля между ними была распахана.

  На Скиту пленных содержали в более сносных условиях, чем в земляных бараках. В определённое время они ходили с котелками за едой на кухню, а затем возвращались к себе в корпус и там уже ели.

  Фактически же на территории бывшего монастырского скита разместили не просто лагерь для пленных, а организовали своеобразную «школу перевоспитания людей, вышедших из капиталистического мира, в людей с коммунистическим сознанием». Таким образом, бывший монашеский скит превратился в антифашистскую школу под руководством Коминтерна.

  В Оранки прибыл Вальтер Ульбрихт — секретарь коммунистической партии Германии, представители Коминтерна из других европейских стран: от Венгрии — Ванбергер, от Румынии — Паукер. В одной из комнат скитского корпуса они постоянно проводили свои заседания, вынашивая идею организации на базе Оранского лагеря интербригад. Появился в деревне и Швейцарский Красный Крест.

 

14Последний начальник лагеря, полковник Вержбицкий В. В.

  В лагерной спецшколе военнопленным читали различные лекции. Одним из преподавателей была жительница села Оранок Екатерина Николаевна Запольская-Кибирёва. В этой школе она рассказывала военнопленным о Советском Союзе, читала им лекции по русской культуре, открывала для бывших солдат фашисткой Германии такие имена, как Пушкин, Некрасов, Гоголь. Поставила с ними спектакли по пьесе «Ревизор» Н. В. Гоголя. Но главной целью её работы было то, чтобы из фашистов получились антифашисты. И ей это удавалось, некоторые военнопленные признавались ей, что очень жалеют о том, что пошли на войну и с нетерпением ждали её конца.

  Последним начальником лагеря для военнопленных был полковник Вержбицкий Владимир Валерьянович. Оранский лагерь военнопленных просуществовал до 1949 года.

15Дорога к мемориальному комплексу

 

  По прошествии лет родственники погибших иностранных солдат и офицеров начали активные поиски их останков. В 1995 году к правительству Нижегородской области обратилась Московская организация «Военные мемориалы» с вопросом об увековечении памяти погибших на советской территории оккупантов. Так, в нескольких километрах от села Оранки на месте братской могилы, где хоронили военнопленных, был организован мемориальный комплекс, под который администрацией Богородского района был выделен участок земли.

16Итальянская делегация, 2001 год. Крайний слева — Джузеппе Басси, бывший военнопленный лагеря в селе Оранки, рисунки которого использованы в этой статье.

  Благоустройством бывшего братского кладбища занималась нижегородская строительная организация. Для оформления мемориала она использовала природные камни, привезенные сюда специально с Урала. Основу композиции составляют три громадные гранитные глыбы: две розовых — для погибших итальянцев и финнов, и одна белая — для венгров. Установлены здесь так же железные чёрные кресты на белом мраморном камне в количестве семи штук — от немцев. Официальное открытие Оранского мемориала состоялось летом 1995 года, на нем присутствовали итальянская и финская делегации.

  Давно закончилась война, а родственники бывших военнопленных каждый год приезжают в Оранки с тем, чтобы посмотреть на бывший лагерь. Они везут со своей родины землю предков, а горсть нашей Оранской земли берут на память с собой. Чаще всех приезжают итальянские делегации. В один из таких приездов бывший военнопленный Джузеппе Басси подарил в музей при Оранской сельской библиотеке свои зарисовки и воспоминания о тех далеких военных годах. Часть этих материалов и была использована при подготовке данной публикации.

 

КУРАЧАЯ И. В., ПУГОВКИНА С. А.,

преподаватели Оранской общеобразовательной школы

 

 
 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Создание сайтов, продвижение сайтов
Студия Level Up