ikona
Тропарь
глас 4

Вознеслся еси во славе, Христе Боже наш, радость сотворивый учеником обетованием Святаго Духа, извещенным им бывшим благословением, яко Ты еси Сын Божий, Избавитель мира.

Кондак
глас 6

Еже о нас исполнив смотрение, и яже на земли соединив небесным, вознеслся еси во славе, Христе Боже наш, никакоже, отлучался, но пребывая неотступный, и вопия любящим Тя: Аз есмь с вами и никтоже на вы.

Благотворители

Журнал «Нижегородская старина»

Номер 9 за 2004 год

 

Нижегородские благотворители

 

 

01Александровская богадельня и родильный приют

  Термин «благотворительность» (или «филантропия») происходит от глагола «благотворить», то есть делать добро. Благотворительность — важный фактор социальной регуляции, действующий в противовес народному недовольству и революциям. Наши предки считали благотворительность необходимой частью жизни христианина и хорошо понимали целительную силу милостыни.

   В своих поступках они шли вслед за православной традицией, следуя идеям весьма почитаемого в России византийского мыслителя Иоанна Златоуста, который в своих проповедях говорил: «Милостыня — это великая красота и драгоценность… Смотри, сколько добра происходит от нее: подающий милостыню … научается презирать деньги, научившийся этому исторг корень зла. Потому-то он делает добро не столько другим, сколько себе, и не только потому, что милостыне принадлежит воздаяние и награда, но потому что душа делается мудрой и высокой». И далее заповедал Иоанн Златоуст: «…даешь серебро, а получаешь отпущение грехов;…избавляешь бедного от голода, а он избавляет тебя от гнева Божия». Поэтому богатые люди, купцы всегда считали своим долгом щедро жертвовать на благие дела.

02Сухаревская богадельня

  Давние традиции благотворительности имелись у нижегородского купечества. Ещё в 1872 г. купец А. С. Остатошников пожертвовал городской Александровской женской богадельне (открытой в 1868 г. в память «спасения» императора Александра II «от руки убийцы») большое количество усадебной земли. При этой богадельне, на содержание которой шли проценты с благотворительных капиталов, хранившихся в городской управе, также существовала бесплатная столовая, где бедняки ежедневно могли получить обед из двух блюд и хлеба (в год выдавалось до 70.000 обедов). 1

  Несколько крупных благотворительных заведений возникло в 1890-х гг. Среди них были, в частности: дом трудолюбия имени Михаила и Любови Рукавишниковых, общежитие для бедных гимназистов (устроенное на деньги того же Рукавишникова), Сухаревский воспитательный дом, старообрядческая женская богадельня (на средства Н. А. Бугрова). 2

  К 1900 г. в городе имелось 35 благотворительных заведений. Крупнейшие из них были устроены на средства купечества.

  В частности, Николаевско-Мининская городская богадельня (с числом пациентов от 100 до 300 чел. неизлечимо больных) с бесплатной столовой, была обеспечена собственным зданием и земельным участком (общей стоимостью 80 тыс. руб.), а общая сумма капиталов, ей пожертвованных (в том числе, купцами Вяловым и Ф. А. Блиновым), составляла в 1898 г. около 128 тыс. руб. 3 Здание Александровской городской женской богадельни на 100 чел. (также с бесплатной столовой) стоило 35 тыс. руб., а капиталы составляли около 105 тыс. руб. 4 Стоимость зданий Вдовьего дома имени Бугровых и Блиновых составляла 300 тыс. руб., а сумма капиталов 21 тыс. руб. (В 1909 г. вдобавок к этой сумме Вдовьему дому поступил по духовному завещанию И. М. Рукавишникова капитал 32,9 тыс. руб., предназначенный на пособия живущим в доме вдовам — в дни рождения и смерти благотворителя Рукавишникова, в дни Пасхи и Рождества, а также на молоко для усиленного питания детей в 33 семействах). 5 Здание Ночлежного дома имени Бугрова стоило 126 тыс. руб., капиталы составляли свыше 5 тыс. руб. 6

  Благотворители не ограничивались только пожертвованиями, а также принимали весьма активное личное участие в деятельности благотворительных обществ и в патронате.

03Работницы в доме трудолюбия

  Что касается выполнения попечительских обязанностей (патроната), то среди пяти действительных членов Губернского попечительства о детских приютах состояли (кроме трех представителей дворянства) — купцы Федор Андреевич Блинов и Александр Павлович Вяхирев. Среди 16 почетных членов попечительства 7 было 6 купцов (3 из Нижнего — Иван Власов, Василий Соболев, Федор Шунаев, 2 из Москвы — Алексей Дьячков и Александр Гуськов, краснослободский купец Иван Ненюков). 8 Над отдельными приютами попечительствовали нижегородские купцы Андрей Бочкарев, Иван Рукавишников, Иван Власов, Александр Вяхирев, Федор Блинов, Николай Бугров, Устин Курбатов, Алексей Губин. 9 Губернский совет детских приютов возглавлялся супругой губернатора графиней Ольгой Васильевной Кутайсовой, ею же был устроен в 1875 г. приют на 80 детей (стоимость здания — 110 тыс. руб., сумма капитала 41,9 тыс. руб.) 10

04Ф. П. Переплётчиков

   Интересен вопрос об источниках финансирования деятельности Нижегородского совета детских приютов и подведомственных ему учреждений. Для этого напротив городского театра был выстроен «Пассаж Нижегородских детских приютов», где имелось 116 лавок (торговавших тканями, игрушками, парфюмерным и галантерейным товаром, шляпами, книгами, ювелирными украшениями). 11 Доход от сдачи в аренду торговых помещений шел на нужды детских приютов. При создании этой системы финансирования (аналогов ей в других городах Российской Империи нами пока не обнаружено) несомненно влияние купеческого элемента и, возможно, самой атмосферы торговой жизни в Нижнем Новгороде. Такой, чисто «нижегородский» способ получения средств на благотворительность возник еще в 1832 г., когда городской голова в 1820-1830-х гг. Федор Петрович Переплетчиков сделал крупное пожертвование в пользу Нижнего Новгорода, передав городу Никольский рынок — торговый комплекс из восьми корпусов. Доход, получаемый городом от сдачи в аренду торговых помещений, должен был идти «для пособия бедным согражданам» из купеческого и мещанского сословий. 12 Такое крупное пожертвование в немалой степени было вызвано горестными семейными обстоятельствами Переплетчикова — смертью двух его дочерей (других детей у него не было), на что он указал в заявлении о пожертвовании. 13

  Так же, как и в детских приютах, в городских богадельнях (где призревались старики) попечителями являлись представители купеческой элиты Нижнего Новгорода — Ив. С. Кварталов, А. П. Вяхирев, А. И. Волков, М. П. Муратов.

05Дом трудолюбия купцов Рукавишниковых

  Благотворительность нижегородских предпринимателей не ограничивалась помощью бедным. По традиции они давали значительные средства на церковное строительство и поновление храмов. Одной из акций такого рода была постройка ярмарочного Александро-Невского собора, который являлся одним из крупнейших (по значению и по размерам) храмов России, 14 и был всецело построен на добровольные пожертвования, составившие более 450 тыс. руб. Церковными старостами, как правило, становились видные нижегородские купцы — в 1881-1891 гг. — Измаил Вяхирев, потом его племянник Алексей Вяхирев. 15

  До развития местного самоуправления в европейских формах основной сферой купеческого донорства были пожертвования на церкви. Это ярко показывает деятельность купцов, активно жертвовавших на нужды своих приходов. В пореформенный период поле благотворительных интересов предпринимателей значительно расширилось.

06М. М. Рукавишников

  В мае 1864 г. на средства нижегородского купечества был создан городской общественный банк. Импульсом для открытия банка послужило посещение ярмарки наследником российского престола цесаревичем Николаем. Во время поездки в Нижний 18-летний цесаревич Николай посетил мельницу и баржи с хлебом крупнейшего купца Федора Блинова. После этого выдающегося в его жизни события Блинов решил пожертвовать 25 тыс. руб. на открытие городского общественного банка, а также дом, для устройства в нем богадельни для «бедных нижегородцев из рабочего класса». Объясняя причину своих добрых побуждений, Блинов написал специальное письмо, в котором объяснял, что его пожертвования должны стать «памятником отрадного для всей России явления, что наследник престола русского, первенец повелителя семидесяти миллионов, сын Царя Освободителя проводил время среди простого народа и, забывая величие своего сана, являлся повсюду русским человеком и даже сам в народной пекарне вынимал из печи хлебы, испеченные из моей муки…». 16 По имени царевича банк стал называться Николаевским, а покровителем его стал Святой Николай Чудотворец. К 25-летнему юбилею банка, в 1889 г., в зале банка был установлен киот с иконой Святого Николая. 17

  За время существования в банк поступили пожертвования от многих именитых купцов Нижнего Новгорода. Когда отмечалось 25-летие банка в 1889 г., то на этом торжестве купец 1-й гильдии Михаил Григорьевич Рукавишников изъявил желание дать банку для развития его операций 25 тыс. руб., без уплаты процентов вкладчику (то есть самому Рукавишникову).

  Чуть раньше, в 1887 г., 75 тыс. руб. были пожертвованы Аристархом и Николаем Блиновыми «для отчисления из прибылей Банка на содержание городского Вдовьего дома имени Блиновых и Бугровых» (Блиновы и Бугровы были родственники, так как Ф. А. Блинов был женат на старшей сестре Н. А. Бугрова). В 1889 г. поступило и еще одно крупное пожертвование — 10 тыс. руб. от великобританского подданного, предпринимателя Р. Р. Девиссона, причем англичанин пожелал, чтобы прибыль с этого капитала шла на приданое бедным невестам. 18 и содержание Мариинского родильного дома.

07Ночлежный дом купца Бугрова

  Щедрость благотворителей была отмечена установкой к 50-летию банка в операционном зале поясных портретов братьев Федора, Николая и Аристарха Блиновых в золоченых рамах. Портрет  Ф. А. Блинова в полный рост в красивой дубовой раме имелся также в помещении правления банка. Этот большой портрет находился вблизи кассы, его могли видеть все клиенты, посещавшие банк. Интересно, что автор, оставивший для нас свои свидетельства о портретах, высказал чувства, видимо пережитые самим. Он пишет, что человек, увидав портреты благотворителей, мысленно в душе желал Нижнему Новгороду «иметь и в будущем побольше таких русских, могучих душой граждан и славных своими добрыми делами, как на пользу ближнего неимущего, так равно и на пользу и процветание своего родного города». 19

  Можно сказать, что это пожелание не было безосновательным. Крупные нижегородские дельцы, которые в разное время были директорами городского общественного банка, становились видными благотворителями. Благодаря их пожертвованиям в Нижнем Новгороде был создан целый ряд благотворительных учреждений.

  Директором банка в 1864-1867 гг. был М. Ф. Сухарев. В 1898 г. открылся Сухаревский воспитательный дом, учрежденный по духовному завещанию банкира. В этом заведении нашли приют 80 детей-сирот. Воспитательный дом по желанию жертвователя получил название «имени Е. П. и М. Ф. Сухаревых» (благотворителя и его жены). В 1902 г. в Нижнем была открыта Сухаревская богадельня на 32 чел., также финансировавшаяся на проценты из капитала (20 тыс. руб.) и на доходы от 7 лавок в Гостином Дворе, перешедших к городу по завещанию предпринимателя. 20

  Большинство призреваемых в Сухаревской богадельне женщин относились к нижегородским мещанкам. Была одна солдатка и 2 крестьянки. Остальные 7 человек были более высокого происхождения — в том числе, 4 старые девы-дочери мелких чиновников, и 3 вдовы. Вдовы оказались в богадельне по воле злой судьбы. После смерти своих достаточно состоятельных мужей (среди них был даже статский советник) эти женщины остались без средств к существованию. 21

08Нижегородский купец Н. А. Бугров

  Отчет Сухаревской женской богадельни дает представление о стоимости содержания призреваемых. В начале ХХ в. обед и ужин вместе стоили в день чуть больше 8 коп., и в год питание каждого человека стоило 29 руб. 70 коп. При этом нельзя сказать, что еда была скудной. Напротив, описание меню, производит весьма приятное впечатление. В дни, когда не было поста («скоромные дни») подавались щи или суп с мясом и рыбой, гречневая, пшенная и полбенная каша со сливочным маслом. Во время поста суп или щи делались с малосольной рыбой и белыми грибами, также подавались горох, гороховый кисель, гречневая и пшенная каша с подсолнечным маслом. В праздничные и воскресные дни обед был более разнообразным — призреваемых кормили мясным или рыбным (во время поста) жарким, пирогами с разной начинкой.

  Стоимость продуктов питания в Нижнем Новгороде на рубеже XIX-XX вв. была невысока. Еда для пациентов Сухаревской богадельни закупалась в больших количествах, что делало закупки еще дешевле. К примеру, 320 штук яиц стоили 6 руб., 63 вилка свежей капусты — 5 руб. 53 коп., 800 свежих огурцов — 1 руб. 60 коп., а 3 ведра соленых огурцов — 3 рубля.

  Кроме питания призреваемые получали одежду, в частности, 2 платья, 1 пальто, несколько платков и пару обуви в год. В богадельне было 3 человека прислуги.

  Если учесть, годовую стоимость содержания пациентов Сухаревской богадельни, то очевидно, что процентов с завещанного М. Ф. Сухаревым на богадельню капитала 20 тыс. руб. 22 хватало для безбедного существования пожилых женщин, живших в этом благотворительном заведении.

  Следующий после М. Ф. Сухарева директор Нижегородского городского общественного банка А. А. Бочкарев прослужил на своем посту почти четыре года (1867-1870). Он также являлся крупнейшим нижегородским благотворителем — на его пожертвование, составившее почти 215 тыс. руб., в Нижнем была устроена богадельня для слепых с школой при ней. Она получила имя благотворителя и его жены.

09Приют графини Кутайсовой

  Кроме того, Бочкаревым были внесены в городскую думу два больших капитала. Капитал имени Бочкарева составлял 90 тыс. руб. и делился на 3 равных части, по 30 тыс. руб. каждая. На проценты с этого капитала ежегодно выдавались пособия трех типов, а именно: 1) беднейшим гражданам Нижнего Новгорода к праздникам Рождества и Пасхи, 2) бедным невестам нижегородского мещанского сословия, 3) на «благоустроение погоревших и беднейших православных храмов в Нижегородской епархии». Другой капитал, внесенный Бочкаревым, носил имя его любимой супруги М. А. Бочкаревой, составлял более 190 тыс. руб. и предназначался для различных благотворительных выдач. 23

  Крупнейшим благотворителем города по праву считался крупный торговец хлебом и пароходовладелец Николай Александрович Бугров (1837-1911). 24 Говорили, что на благотворительность Бугров пожертвовал более 10 млн. руб. Во многом на широкую благотворительность Н. А. Бугрова повлияли трагические обстоятельства его личной жизни. В течение 12 лет он похоронил трех жен и троих младенцев-дочерей. Оставшись вдовцом в третий раз, Бугров, еще не достигший 40-летнего возраста, зажил бобылем, и, как писал биограф Бугрова, «всю свою любовь и заботы перенес на бедный люд». 25

  Прежде всего, огромные средства он давал на устройство благотворительных заведений в своей деревне Попово и в других селениях Семеновского уезда, откуда родом были его предки. В 1893 г. он построил в районе Балахны, здание богадельни на 100 человек и старообрядческой школы на 300 учеников, обеспечив оба заведения капиталами, положенными в банк. Всего Бугровым были созданы 3 крупных сельских богадельни — в деревнях Филипповке, Малиновке и в селе Городец.

  Истово религиозный человек, Бугров помогал старообрядческим скитам, строил храмы, содержал могилы старообрядческих святителей. В деревне Попово он выстроил великолепно оборудованные каменные здания молитвенного дома, богадельни, школы с общежитиями для учеников.

10М. Е. Башкиров

  Основывая вместе с купцами Блиновыми т. н. «Вдовий дом» в Нижнем Н. А. Бугров следовал словам одного из псалмов, где говорилось: «Господь хранит пришельца, сира и вдову приемлет», то есть, Бог защищает странников, бедняков и вдов. Братья Блиновы внесли на содержание богадельни крупный капитал 65 тыс. руб., а Бугров пожертвовал усадьбу с двумя каменными домами (на углу Алексеевской ул. и Грузинского пер.), чтобы ежегодный доход от сдачи помещений в аренду составлял до 10 тыс. руб., которые следовало тратить на нужды Вдовьего дома. Во Вдовьем доме, где жило на полном содержании почти 200 вдов и около 500 их детей, 26 каждая семья пользовалась отдельной бесплатной квартирой с отоплением, освещением, общей кухней, баней и прачечной. 27 Пожертвование Бугрова было отмечено нижегородским губернатором Н. М. Барановым во Всеподданнейшем отчете 1886 г.: «Купец 1-й гил. Бугров на собственный счет выстроил дом со 120 квартирами для безвозмездного помещения вдов с малолетними детьми. Стоимость постройки — до 200 тыс. руб.» 28 Таким образом, о благодеянии Бугрова было доведено до сведения императора Александра III.

  По распоряжению Бугрова из прибылей его фирмы — «Товарищества паровых механических мельниц» ежегодно 15% отчислялось на содержание уже названных выше благотворительных заведений, еще 30% предназначались на пособия крестьянам-погорельцам и бедным семействам. Еще 5% на пенсии и пособия лицам, служащим в товариществе (в России не существовало государственной системы социальной помощи и пенсионного обеспечения, все зависело от воли хозяина). 29

  Кроме официальных пособий Бугров устраивал и другие раздачи. По пятницам возле дома Бугрова, «в память о покойном отце» нищим раздавали по два фунта пшеничного хлеба и по серебряному гривеннику

  За отеческое отношение к простым людям, народ платил Бугрову восхищением и любовью. Когда Бугров умер, то весть об этом быстро облетела весь Нижний Новгород. Говорили, что его последние слова были: «Живите в мире и никого не обижайте». Эти слова приводились в ряде газет. Журналисты писали: «Умер добрый, гуманный, самобытный человек, которого долго будет помнить и чтить простой русский крестьянин». 30

11Промысловое свидетельство на торговое предприятие, выданное купцу Н. А. Бугрову

  На похоронах Бугрова присутствовало много именитых людей — губернатор, городской голова, аристократы и крупные предприниматели. Прибыли депутации от московских старообрядцев, от крестьян многих поволжских селений. Вынос тела был назначен на 8 часов утра, и к этому времени вся набережная Волги перед домом Бугрова была запружена народом. Гроб всю дорогу до кладбища несли на руках. За гробом шел старообрядческий хор из 25 человек и пел заупокойные песнопения. За этим хором тянулась столь многотысячная толпа людей, что порой большой наряд конной полиции едва мог сдерживать натиск этой толпы, чтоб предотвратить давку.

  С «человеком удивительной русской самобытности» (как называли Н. А. Бугрова газетчики) прощались не только люди. Против дома Бугрова собрались принадлежавшие ему пароходы, которые заунывными гудками «отдавали уходящему от них хозяину последние отрывочные скорбные салюты».

  В одном из некрологов, помещенном в газете «Судоходец» содержались такие трогательные слова: «В последний раз блеснула Волга своей весенней ширью перед одним из любимейших сынов своих… Да, она провожала его, будто рыдая». Действительно, Бугров оставил о себе добрую память в сердцах многих людей, и особенно нижегородского бедного люда, которому помогал несколько десятков лет.

 

Г. Н. Ульянова,

кандидат исторических наук,

Институт российской истории РАН (г. Москва)

Примечания

 

1 Сборник статистических и справочных сведений по Нижегородской губернии. Нижний Новгород, 1880. С. 154-155.

2 Нижегородский край. Памятная книга Нижегородской губернии на 1900 год. Нижний Новгород, 1899. C. 19, 159;          Нижегородское городское общественное управление. Справочная книга на 1915 год. Нижний Новгород, 1915. С. 59-60.

3 Данные приведены по изд.: Благотворительные учреждения Российской Империи. Т. 2. СПб., 1900. С. 438.

4 Там же.

5 См.: Отчет Нижегородского общественного имени Блиновых и Бугровых Вдовьего дома за 1913 г. Нижний Новгород, 1914. С. 12.

6 Благотворительные учреждения Российской Империи. Т. 2. С. 438-439.

7 В число действительных и почетных членов входили лица, внесшие крупные денежные взносы на развитие детских приютов в Нижнем Новгороде.

8 Сборник статистических и справочных сведений по Нижегородской губернии. С. 52.

9 Удалось определить род занятий некоторых из них: Гуськов и его жена торговали на ярмарке меховым товаром, Власов    — сундуками и скобяными изделиями из, Муратов — скобяным и игольным товаром, Бочкарев — мануфактурным                товаром. Установлено по изд.: Адрес-календарь Нижегородской ярмарки на 1893 год. С. 124, 134, 336, 337.

10 Благотворительные учреждения Российской Империи. Т. 2. С. 438.

11 См.: Адрес-календарь Нижегородской ярмарки на 1893 год. С. 433-438.

12 В дальнейшем ветхие строения Никольского рынка были сломаны в конце 1850-х гг., и выдачу пособий прекратили         на более чем 20 лет. В 1860-е-1870-е гг. в городскую думу поступил ряд выгодных предложений (поскольку здесь была     высокая стоимость аренды торговых помещений) от предпринимателей о постройке здесь современных торговых               помещений с передачей части прибыли в пользу городской думы на пособия бедных. В конце концов, городская дума       в 1879 г. самостоятельно построила здесь торговый комплекс на городские деньги. С 1885 г. пособия бедным были           возобновлены.

13 Гациский А. С. Люди Нижегородского Поволжья. Биографические очерки. Нижний Новгород, 1887. С. 50.

14 Высота его с крестом составляла 37,5 саженей (более 87 метров). Для сравнения, высота колокольни Ивана Великого       в московском Кремле — 38,5 саженей, Храма Христа Спасителя — 48,5 саженей. Сведения приведены по изд.:                   Снежницкий  А. Нижегородский ярмарочный Александро-Невский собор. М., 1899. С. 10.

15 Там же. С. 23.

16 Нижегородский Николаевский городской общественный банк. Краткий очерк пятидесятилетней деятельности                   существования банка. 1864-1914. Нижний Новгород, 1914. С. 11.

17 Там же. С. 52.

18 С 1869 г. ежегодно 14 ноября в здании Городской управы девушки, собиравшиеся выходить замуж, вытягивали                «счастливый жребий», чтоб получить 100 руб. на приданое. Обычно число претенденток было в 10 раз больше числа            стипендий. Капитал «бедным невестам» был создан на пожертвование (5 тыс. руб.) нижегородского мещанина                  Плотникова и в дальнейшем пополнялся. См. : Справочная книга по Нижегородскому городскому общественному              управлению на 1908 год. Нижний Новгород, 1908. С. 254.

19 Нижегородский Николаевский городской общественный банк. Краткий очерк. С. 53.

20 Справочная книга по Нижегородскому городскому общественному управлению на 1908 год. С. 220.

21 Отчет по содержанию городской общественной имени М. Ф. и Е. П. Сухаревых женской богадельни с 8 января 1902 г. по 1 января 1903 г. Нижний Новгород, 1903. С. 13.

22 Нижегородское городское общественное управление. Справочная книга на 1915 год. С. 70.

23 Справочник по нижегородскому городскому общественному управлению на 1914 год. Нижний Новгород, 1913. С.              182-184.

24 О Н. А. Бугрове см.: Седов А. В. Основание торгово-промышленной фирмы Бугровых в Нижнем Новгороде // Вестник          Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. История, Социология. Политология. Нижний Новгород, 1996. С.        22-26; Ульянова Г. Н. Предприниматели и благотворительность в Нижнем Новгороде // Предпринимательство и                  городская культура в России. 1861-1914. М., 2002. С. 130-135.

25 Памяти Николая Александровича Бугрова (оттиск из старообрядческого журнала «Златоструй»). С. 6.

26 Отчет Нижегородского городского общественного имени Блиновых и Бугровых Вдовьего дома за 1913 год. С. 4.

27 См.: Справочная книга по Нижегородскому городскому общественному управлению на 1908 год. С. 240.

28 РГИА. Ф. I отд. (Библиотека). Оп. 1. Ед. хр. 56. Всеподданнейший отчет о состоянии Нижегородской губернии за 1886      г. Л. 14.

29 Приведено по изд.: Памяти Николая Александровича Бугрова. С. 12.

30 Там же. С. 15.

 
 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Создание сайтов, продвижение сайтов
Студия Level Up